Применение препаратов фирмы “SANTEGRA” в комплексном лечении постпубертатной формы адреногенитального синдрома

гирсутизм дисфункция коры надпочечниковВ связи с необходимостью длительного лечения АГС, биологически активные добавки могут использоваться в качестве альтернативных и входить в состав комбинированных схем реабилитации гормональной, сексуальной и генеративной функций.

 

Лялькин В. П. к.м.н., зав. гинекологическим отделением СТМО г. Струнино, Владимирская область; Крашенинникова М. В. Врач-гинеколог, зав. отд. реабилитации санатория “Россия” Одесса, Украина; Лялькина В. П. Зав. КДЛ АГТМО г. Александров, Владимирская область

 

Адреногенитальный синдром (АГС), или надпочечниковая гиперандрогения, или синдром дисфункции коры надпочечников (постпубертатная форма), проявляется преимущественно в возрасте после 18–19 лет, характеризуется избыточным синтезом андрогенов в надпочечниках, снижением уровня продукции кортизола и его аналогов, торможением выделения гонадотропинов и нарушением циклических процессов в яичниках со снижением продукции эстрогенов и прогестерона (торможение роста и созревания фолликулов (ановуляция, либо овуляция с последующей недостаточностью лютеиновой фазы).

Молодые женщины обычно обращаются к врачу с жалобами на нерегулярные скудные менструации (либо их отсутствие или прекращение), отсутствие беременности, появление оволосения по мужскому типу. Реже отмечается наступление беременности, которая, как правило, прерывается в ранние сроки (до 8–10 недель). Клинические проявления АГС, обусловленные гиперандрогенией, развиваются в более позднем возрасте, нередко после начала половой жизни, стрессов, травм, абортов и родов. Это позволяет предполагать, что воздействие одного или нескольких из перечисленных факторов приводит к декомпенсации процесса и проявлению врожденного (генетически обусловленного) дефицита ферментных систем, участвующих в синтезе надпочечниковых стероидов.

Патогномоничными для АГС являются особенности телосложения: широкие плечи, суженый таз, гипертрихоз, умеренная гипоплазия молочных желез, слабое развитие подкожно-жирового слоя, увеличение расстояния между основанием клитора и наружным отверстием мочеиспускательного канала, нередко – наличие угревой сыпи (акне на коже лица, груди, спины). При параклиническом обследовании выявляется повышенное содержание в крови андрогенов, а в моче – их метаболитов надпочечникового происхождения. Характерно снижение на 45–70% уровня 17-КС в моче и тестостерона в крови после пробы с дексаметазоном. Нередко при УЗИ яичников обнаруживаются мелкокистозно-измененные фолликулы (как следствие длительной ановуляции) без увеличения яичников и утолщения оболочки, характерных для поликистоза.

Коррекция АГС, ставящая целью восполнение недостаточного синтеза корой надпочечников кортизола и его аналогов, подавление избыточной продукции адренокортикотропных гормонов (АКТГ) передней долей гипофиза, нормализацию уровня кетостероидов 17-КС и дигидроэпиандростерона (ДЭА) в моче, тестостерона в крови, регуляцию овариально-менструального ритма, устранение гирсутизма, – не всегда проста в связи со сложностями лабораторного контроля для большинства регионов и тенденцией к учащению случаев побочных эффектов (в том числе аллергических реакций) на применение синтетических аналогов кортизола и половых гормонов. Данное обстоятельство побудило нас изучить возможности использования фитотерапии, в частности биологически активных добавок (БАД) фирмы “Santegra” и оценить клиническую эффективность последних в лечении этой патологии и последующей реабилитации, используя совместно разработанную схему ведения больных в разных регионах: Одесса (Украина), Александров и Струнино (Владимирская область, Россия). Всего под наблюдение были взяты 117 больных в возрасте от 18 до 32 лет (средний возраст – 23,4 года). Все больные были разделены на три группы.

Первая группа – контрольная, 38 пациенток (32,5% от общего количества больных). Больным назначалась традиционная схема: дексаметазон, коррекция менструального ритма триреголом с последующей циклической терапией микрофоллином в первой фазе и оргаметрилом – во второй. При упорной гипоовуляции следующим этапом лечения было назначение клостилбегита и гонадотропина или его аналогов. В комплекс лечения включался минераловит.

Вторую группу составили 23 больных (19,6%), лечение которых проводилось без применения гормональной терапии. При лечении 11 из них (9,4% от общего количества пациенток) мы были вынуждены отказаться от синтетических аналогов гормонов из-за выявления побочных эффектов (нарастание массы тела, одутловатость лица, ангионевротический отек, крапивница), и 12 (10,2%) пациенток сами категорически отказались от назначения синтетических аналогов гормонов в связи с негативной установкой на гормональную терапию. Всем больным этой группы с их согласия назначались только биологически активные добавки фирмы “Santegra” по следующей схеме:

Hydrangea EX 1 к. 2 раза в день и Licoriсe™ – по 2 капсулы 3 раза в день курсом 1 месяц, затем, после контроля уровня 17-КС, –  курсом 3 месяца. После снижения уровня 17-КС в суточной моче до верхней границы нормы (18 мг/с по применяемой методике) оба препарата назначались по 1 капсуле 2 раза в день на фоне систематического контроля экскреции 17-КС в суточной моче 1 раз в квартал.

Для регуляции ритма овариально-менструальной функции при отказе больной от трирегола в связи с негативной установкой, хроническим гепатитом, нарастанием массы тела или возникновением дисгормонального аденоза молочных желез назначали циклическую терапию:

PerFem Forte™ – 1 к. 2 раза в день с 5 по 14 день цикла и Wild Yam GP – с 15-го по 26 день по 1 капсуле 2 раза в день первые 3 цикла, затем, по мере установления четкого овуляторного ритма, постепенно снижали дозу каждого из препаратов до 1 капсулы в день на фоне динамического наблюдения по тестам функциональной диагностики – ТФД – (менограмма, базальная термограмма, гормональное зеркало, симптом зрачка, симптом растяжимости цервикальной слизи, симптом арборизации). Фоновой стимуляцией в данной группе вместо минераловита являлось назначение Bee Royal или Alfalfa по общепризнанным схемам курсами по 1 месяцу с такими же интервалами.

В третьей группе больных (56 человек – 47,9%) назначалось комплексное лечение с использованием традиционной схемы, как в первой группе, на фоне биостимуляции препаратами Bee Royal и Alfalfa до выведения уровня 17-КС в суточной моче не выше верхней границы нормы, а также появления по ТФД четкого овуляторного ритма овариально-менструальной функции, после чего больные переводились на сочетанное назначение минимальных доз дексаметазона (1/4–1/2 таблетки) ежедневно в 17 часов и по 1 капсуле 2 раза в день Hydrangea EX и Licoriсe™.

Общими правилами терапии служили: исключение опухоли надпочечников, учет возраста больной и наличия фоновой соматической патологии. Контроль за проводимым лечением осуществлялся систематическим определением суточной экскреции 17-КС и ДЭА, уровня тестостерона в крови, меноциклограмм и ТФД, гирсутного числа Ферримана-Галвея (норма от 1 до 12, в среднем 4,5±1,1).

Для лечения гирсутизма в первой и третьей группе назначалась последовательно следующая схема: 1) оральные контрацептивы, 2) глюкокортикоидная терапия, 3) антиандрогены (ципротерон-ацетат по 50 мг в сутки с 5 по 25 день менструального цикла – до шести циклов), верошпирон по 25 мг 2 раза в день до шести циклов, 4) метронидазол по обычной схеме, 5) косметическое лечение (бритье, эпиляция воском, аппликации настойки скорлупы грецкого ореха, способствующей атрофии волосяных луковиц и обесцвечиванию волос, и др.).

Во второй группе больных, где исключались синтетические аналоги гормонов надпочечников и яичников, для лечения гирсутизма назначались только бритье, эпиляция воском, аппликации настойки ореховой скорлупы – также, впрочем, с неплохим косметическим эффектом.

Таким образом, на основании полуторалетнего исследования в разных регионах эффективности лечения АГС по единой методике с применением препаратов фирмы “Santegra” нами получены следующие результаты.

 

1.  Общее количество больных по группам I, II, III:

I. 38 (32,5%);                II. 23 (19,6%);              III. 56 (47,9%).

 

2.  Нормализация уровня 17-КС

до 15 мг/с (52 мкмоль/л):

I. 19 (50,0%);                II. 14 (60,9%);              III. 37 (66,1%);

до 18 мг/с (62,4 мкмоль/л):

I. 9 (23,7%);                  II. 3 (13,0%);                III. 11 (19,6%);

до 20 мг/с (69,3 мкмоль/л)

I. 8 (21,0%);                  II. 2 (8,7%);                  III. 6 (10,7%).

 

3.  Показатели ДЭА в моче до 1 мг/с (17,4–19,1 нмоль/л).

I. 34 (89,5%);                II. 19 (82,6%);              III. 52 (92,8%).

 

4.  Уровень тестостерона в крови в период овуляции в пределах 1,8–2,9 нмоль/л.

I. 33 (86,8%);                II. 18 (78,3%);              III. 51 (91,1%).

 

5.  Нормализация меноциклограммы.

I. 34 (89,5%);                II. 21 (91,3%);              III. 53 (94,6%).

 

6.  Повышение либидо.

I. 31(81,6%);                 II. 17 (73,9%);              III. 54 (96,4%).

 

7.  Нормализация базальной термограммы.

I. 31(81,6%);                 II. 17 (73,9%);              III. 49 (87,5%).

 

8.                         Наступила беременность

I. 12 (31,6%);                II. 8 (34,8%);                III. 22 (39,3%);

в том числе

родили:

I. 4 (10,5%);                  II. 3 (13,0%);                III. 7 (12,5%);

вынашивают беременность:

I. 6 (15,8%);                  II. 3 (13,0%);                III. 12 (21,4%);

самопроизвольный выкидыш в 11–16 недель:

I. 2 (5,3%);                    II. 2 (8,7%);                  III. 3 (5,3%).

 

9.  В связи с непланированием беременности в данное время пользуются

внутриматочными контрацептивами:

I. 17 (44,7%);                II. 9 (39,1%);                III. 27 (48,2%);

в том числе

аргентум-содержащими

I. 11 (28,9%);                II. 7 (30,4%);                III. 19 (33,9%);

купрум-содержащими

I. 6 (15,8%);                  II. 2 (8,7%);                  III. 8 (14,3%).

 

10. Гирсутное число Фарримана-Галвея до 12±0,6

I. 29 (76,3%);                II. 18 (78,3%);              III. 41 (73,2%).

 

11. Нестабильное улучшение (периодически увеличиваются дозы корригирующих препаратов)

I. 3 (7,9%);                    II. 3 (13,0%);                III. 2 (3,6%).

 

12. Без улучшения (курс лечения продолжается).

I. 1 (2,6%);                    II. 1 (4,3%);                  III. 2 (3,6%).

 

Примечания.

Настоящее исследование проводилось без спонсирования фирмой, в связи с чем периодически возникали сложности материального характера.

При анализе результатов значимой разницы по регионам не выявлено. Поэтому материал представлен без региональной градации.

 

Таким образом, результаты проведенного клинического исследования позволяют сделать следующие выводы.

1.      Диапазон продукции фирмы “Santegra” позволяет использовать как альтернативные схемы, так и схемы комплексного лечения адреногенитального синдрома, в частности его постпубертатной формы.

2.      При наличии противопоказаний к гормональному лечению адреногенитального синдрома, а также в связи с негативным отношением определенного контингента женщин к назначению синтетических аналогов гормонов коры надпочечников и яичников могут быть рекомендованы разработанные нами схемы фитотерапии препаратами фирмы “Santegra”, вполне соответствующие современным взглядам на патогенетическую терапию этой сложной патологии.

3.      Эффективность фитокоррекции АГС при назначении биологически активных пищевых добавок практически не уступает установившимся традиционным схемам лечения синтетическими аналогами гормонов и препаратом “минераловит”.

4.      Комплексное назначение традиционных схем лечения и нутрицевтиков фирмы “Santegra” повышает эффективность лечения АГС.

5.      В связи с необходимостью длительного лечения АГС и последующей поддерживающей коррекции генетически обусловленных гормональных нарушений при этой патологии преимущество биологически активных пищевых добавок перед синтетическими фармацевтиками очевидно. Они могут использоваться в качестве альтернативных и входить в состав комбинированных схем реабилитации гормональной, сексуальной и генеративной функций.

6.      Метод альтернативной терапии препаратами фирмы “Santegra” особенно показан в случаях наличия противопоказаний для лечения синтетическими аналогами гормонов и высокой аллергизации пациенток, когда выбор фармацевтиков не только весьма затруднен, но их применение создает значительный риск для больных.

7.      Побочных эффектов и аллергических реакций при клиническом изучении препаратов фирмы “Santegra” в лечении постпубертатной формы адреногенитального синдрома не выявлено.

Instagram
Русскоязычные